Одними из важных решений в рамках перераспределения властных полномочий в Казахстане явились закрепление статуса Омбудсмена на конституционном уровне и передача функций по его избранию Сенату Парламента по представлению Президента.

18.04.2017 

Данные решения позволят существенно укрепить национальную систему защиты прав и свобод человека и свидетельствуют об усилении роли казахстанского Парламента. Об этом и многом другом состоялась беседа журналиста Ерлана Игисинова с Уполномоченным по правам человека в Республике Казахстан Аскаром Шакировым.

- Совсем недавно в Казахстане была осуществлена конституционная реформа. Скажите, пожалуйста, каким образом в этой связи определен статус Омбудсмена в Основном законе нашей страны? Как это повлияет на его дальнейшую деятельность?

- Закрепление положения об Омбудсмене в Основном законе страны – это не только повышение его статуса, но прежде всего акцентирование приоритетности вопросов прав человека в государстве и обществе. Как нельзя точно с данной приоритетностью корреспондируется Программная статья Главы государства «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», в которой определена задача построения единой нации сильных и ответственных людей через повышение конкурентоспособности, прагматизма, толерантного отношения друг к другу и развития человеческого капитала.

Новый статус Уполномоченного по правам человека дает возможность для дальнейшего совершенствования законодательной базы, регулирующей его деятельность, в соответствии с Парижскими принципами – сводом общепринятых стандартов для национальных правозащитных институтов. Данный вопрос поднимался мной осенью прошлого года перед Премьер-министром, который, как известно, является руководителем Национальной комиссии по модернизации.

Соответствие вышеупомянутым Парижским принципам предоставляет Омбудсмену существенные привилегии. В частности, речь идет о доступе к таким международным инструментам правозащитной деятельности, как право голоса во всех правозащитных органах, включая Совет по правам человека.

Практически сразу после осуществления конституционной реформы я посетил штаб-квартиру Совета Европы в Страсбурге и проинформировал об основных положениях данной реформы в ходе встреч с руководством Секретариата данной организации, Венецианской комиссии Совета Европы и Европейского суда по правам человека. Данная информация встретила положительный отклик и высокую оценку.

Следует особо отметить, что перераспределение полномочий по избранию Омбудсмена отнюдь не ослабляет роль Главы государства как гаранта обеспечения прав человека, так как именно по его представлению Сенат будет избирать Омбудсмена.

- Аскар Оразалиевич, с какими вопросами чаще всего обращаются к Вам наши граждане? Какие тенденции наблюдаются в обращениях наших граждан?

- В целом к Омбудсмену ежегодно поступает около 1500 обращений граждан, которые затрагивают практически все сферы жизнедеятельности. Вместе с тем в данном списке следует выделить, если можно так выразиться, традиционно лидирующую тройку жалоб, касающихся действий правоохранительных органов (30 %), несогласия с судебными решениями (28 %) и некачественного оказания государственных услуг местными органами власти (16 %). Решение данных проблем, как известно, потребовало применения на государственном уровне системных мер. В качестве главных из них, в выработке которых активное участие принимало и наше учреждение, следует назвать следующие: создание механизма «открытого правительства» в рамках 5 институциональных реформ и 100 шагов по их реализации; проведение правовой реформы с принятием 5 кодексов, существенно либерализовавших уголовное правосудие; переход на трехзвенную судебную систему; создание национального превентивного механизма против пыток и других видов жестокого обращения (НПМ).

- Какие инструменты есть у Вас как у Уполномоченного по правам человека? Какие есть рычаги воздействия, скажем те, которые могут адекватно реагировать на нарушения прав наших граждан?

- Основными инструментами в работе Омбудсмена являются обращения и рекомендации в адрес государственных органов и должностных лиц, выработанные на основе рассмотренных дел о нарушениях прав, например Премьер-министру, Председателю Верховного суда, первым руководителям государственных органов. В целом же в 2016 году такие инструменты были использованы по итогам посещения около 700 объектов мониторинга, в том числе в рамках НПМ, который охватывает пенитенциарную, медико-социальную, детскую, военную и другие сферы. В первом квартале текущего года таких посещений было более 200. По итогам каждого посещения вырабатываются конкретные рекомендации, которые направляются в соответствующие государственные органы для принятия необходимых мер.

Вместе с тем, картина была бы неполной, если бы речь шла о реакции только на поступившие непосредственно нам жалобы. Объектом рассмотрения нередко становится информация, полученная самостоятельно, в том числе из СМИ и вызвавшая широкий общественный резонанс. Например, недавняя ситуация с временной регистрацией граждан, вызвавшая немалый ажиотаж и неоднозначную реакцию в первые дни ее ввода в действие. Учреждение Омбудсмена было, пожалуй, первым и единственным на тот момент, кто публично обратился к Правительству с предложением установить временную отсрочку применения штрафных санкций, чтобы снять напряжение при том, что сами меры в принципе были применены обоснованно, поскольку предполагали искоренение масштабной латентной миграции и сокрытия доходов. В результате, как Вам известно, этот срок был продлен практически более чем на два месяца до 15 марта.

Другой пример связан с открытым письмом омбудсмена министру образования и науки по поводу нашумевшего сообщения о возможном продлении учебного года и сокращении летних каникул в школе без обсуждения данного вопроса с общественностью. Такой подход шел вразрез с установкой Главы государства на системный подход, всесторонний анализ и высокий уровень организации решения задач государственного уровня.

Таких примеров можно привести немало. В последнее время Омбудсмен публично в СМИ высказал свою позицию, в частности по несанкционированным митингам в связи с внесением поправок в Земельный кодекс, инициативе призыва нетрудоустроенных граждан в вооруженные силы, выселению многодетных семей, защите детей от негативной информационной среды и др.

- Какие основные достижения, на Ваш взгляд, можно отметить в работе учреждения Омбудсмена?

- Прежде всего то, что учреждение Омбудсмена прочно заняло свое должное место в правовой системе страны в качестве независимого национального правозащитного института.

Другим фактором можно назвать небезуспешное выполнение им функции медиатора между государством и обществом, госорганами и гражданским сектором. Убедительным примером вышесказанного является упомянутый ранее НПМ, действующий при координирующей роли Уполномоченного по правам человека. За 3-летний период его участники провели беспрепятственный мониторинг 1 688 закрытых учреждений страны.

Также важным следует считать успешное интегрирование в международное правозащитное сотрудничество и достаточно эффективную работу в нем. Мы вступили в Международный координационный комитет национальных правозащитных учреждений (омбудсменов) и активно работаем в рамках одной из ее сетей – Азиатско-Тихоокеанского форума, как, впрочем и со всеми остальными ведущими правозащитными организациями. К слову сказать, на следующей неделе в Астане под эгидой АТФ состоится практикум по актуальным правозащитным вопросам с участием омбудсменов центрально-азиатских стран, Афганистана и Монголии.

Благодаря активной работе с международными партнерами наша страна в отдельных правозащитных вопросах является уже не реципиентом, а донором. Так, результаты совместного проекта учреждения Омбудсмена с ЮНИСЕФ по противодействию насилию над детьми в семье, школе и городской среде рекомендованы для использования в других странах.

- Скажите пожалуйста, а за пределами нашей страны Вы защищаете права наших граждан?

- Разумеется, находящиеся за пределами страны казахстанцы также являются объектами нашего пристального внимания и защиты. Я могу привести два наиболее показательных примера. Первый связан с убийством наших соотечественников, усыновленных гражданами США. Данный трагический случай выявил серьезные, системные проблемы, имевшие к этому прямое отношение. Как выяснилось, из 6 609 казахстанских детей, усыновленных гражданами США, по 673 в нашу страну не поступали утвержденные законом постусыновительные отчеты, а по 237 какая-либо информация и вовсе отсутствовала, т.е. они не были взяты на консульский учет. После нашего соответствующего обращения в Министерство иностранных дел и Министерство образования и науки надлежащие учет и контроль были установлены.

Другой случай связан с нашумевшими заявлениями наших граждан в связи с их незаконным удержанием, эксплуатацией и жестоким обращением в г. Москве бывшими казахстанцами – ныне гражданами России. По инициативе нашего учреждения правоохранительные органы обеих стран в рамках оказания взаимной правовой помощи приступили к расследованию упомянутых фактов. Я также обратился к своей коллеге - омбудсмену России, которая в настоящее время оказывает необходимое содействие с целью доведения этого дела до логического конца.

- В своей деятельности Вы определяете какие-то приоритетные направления?

- Приоритетных направлений, связанных с какими-либо социальными, политическими, расовыми, национальными и иными признаками мы не выделяем. По определению институт Омбудсмена деполитизирован и вовлечение его в этот процесс бесперспективно.

Вместе с тем, в качестве приоритетных можно назвать обеспечение прав уязвимых групп нашего общества, прежде всего детей, женщин и инвалидов, которым мы уделяем особое внимание.

В Казахстане вопросам прав детей придается особое значение: в Министерстве образования и науки есть отдельный Комитет по охране прав детей, недавно решением Президента учреждена должность детского омбудсмена.

Учреждение Уполномоченного по правам человека с первых дней создания нового института оказывает ему всестороннюю поддержку и интегрирует его в совместную работу, прежде всего в рамках ранее начатых проектов, имея в виду, что цели и задачи у них едины.

- Каково Ваше мнение как Омбудсмена и как гражданина относительно того, что сейчас массово идет тенденция к тому, чтобы закрывали детские дома?

- Вы затронули достаточно чувствительную проблему, которая вызывает определенное беспокойство. Действительно, в настоящее время наблюдается устойчивая тенденция закрытия детских домов и замены их на альтернативные формы устройства детей в семьи (патронат и опека).

Так, в 2015-2016 годах на патронатное воспитание и опеку был передан 1 841 ребенок и закрыты 48 детских домов.

Вместе с тем, за этот же период из вышеуказанных детей 399 были возвращены обратно, то есть почти каждый четвертый ребенок пережил вторичное сиротство.

Одной из основных причин происходящего, на наш взгляд, является отсутствие необходимой подготовки патронатных родителей, как это в обязательном порядке принято в большинстве стран.

К сожалению, при нынешней ситуации мы не имеем реальной оценки мотивации патронатных родителей. Это особенно тревожит после заявления вице-министра образования и науки РК о том, что около 40% родителей не владеют навыками дошкольного воспитания, а 50 % - не разбираются в вопросах физиологического развития детей.

В настоящее время сложился такой порядок получения ребенка на патронатное воспитание, что, как бы цинично ни звучало, порой это бывает проще, чем получить иной документ в ЦОНе.

К слову, патронатным воспитателям ежемесячно выплачиваются зарплата от 35 тыс. тенге и выше, а также пособие в 9-10 МРП (22 тыс.тенге).

- Можно ли говорить, о том, что некоторые люди именно по этой причине берут на патронатное воспитание детей-сирот?

- Я бы не стал брать на себя ответственность говорить именно так, но например, на днях в Москве разгорелся скандал в связи с случаями массового возврата детей патронатными воспитателями в детские дома именно по причине невыплаты им причитающейся зарплаты. Данный вопрос уже вынесен на обсуждение всероссийского съезда детских омбудсменов.

В связи с вышеизложенным, учреждение Омбудсмена обратилось к Премьер-министру с письмом, в котором было выражено мнение о том, что форсирование деинституционализации детских домов без создания необходимой базы и учета существующих реалий может привести к необратимым последствиям. На прошлой неделе я посетил Детский дом в
г. Акколе Акмолинской области, который без сомнения даже по международным меркам является образцовым, к уровню которого необходимо подтягивать остальные аналогичные учреждения по стране. На сегодняшний день государственный детский призор с его уже десятилетиями сложившимся опытом, кадрами, инфраструктурой является наиболее надежной защитой для детей-сирот. Во всяком случае, до перехода на вышеупомянутые альтернативные формы при условии, что они будут отвечать необходимым требованиям. 

 




 
 
Создание веб-сайта финансируется Проектом Европейского Союза «Усиление учреждения Омбудсмена в Казахстане»
Сайт разработан студией «Style-NT», 2006